Вход

Забыли пароль?

Кто сейчас на форуме
Сейчас посетителей на форуме: 1, из них зарегистрированных: 0, скрытых: 0 и гостей: 1

Нет

[ Посмотреть весь список ]


Больше всего посетителей (56) здесь было Вт 21 Дек 2021 - 0:02
Ссылки
День Победы Память народа Мемориал Подвиг народа День победы
Часто упоминаемые пользователи
Нет пользователей


Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.

Перейти вниз

Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  Empty Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.

Сообщение автор Партизан Сб 30 Сен 2017 - 8:41

Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  83e2fc95
Пресняков в 1946г.Виктор Павлович – не коренной горьковчанин, он родился в Ивановской области, в деревне Подъ­елово Южского района 29 октября 1922 г. Дед его был рас­кулачен в 1927 г., и отец, Павел Григорьевич, забрал свою семью из деревни в Ковров, где он работал на военном заводе. Отец имел тех­ническое образование, в годы гражданской войны служил в Красной Армии. В 1931 г. Павел Григорьевич переехал в Нижний Новгород, устроив­шись работать на строившийся автозавод чертёжником, а затем механиком. Сам Виктор Павлович работал на этом же заводе с 1941 по 1986 гг. и может считаться коренным автозаводцем: здесь прошла почти вся жизнь. Он помнит каждый дом и закоулок вокруг своей улицы Челюскинцев: что здесь было двадцать, тридцать, пятьдесят лет назад. Работал Виктор Павлович чертёжником – по стопам отца, и, судя по срокам, хорошо работал, коль скоро завод не спешил с ним расставаться.

Завод обеспечил их жильём - щитковым домом, не сразу только построили рядом школу. Окончив 9 клас­сов и поступив на завод, Виктор как раз «подоспел» к войне – исполнилось 18 лет.

Вначале он попал в истребительный батальон – ловить вражеских парашютистов, ежели таковые посмеют спрыгнуть, следить за светомаскировкой и тушить пожары во время авианалётов. В декабре 1941г. направился добровольцем на «слёт лыжников» к майору Брюханову в НКВД-ОГПУ. Отряд из 65 человек учился около месяца в старом Кстово ездить на лыжах, стрелять из всех видов оружия и взры­вать самые различные объекты. В январе 1942 г. их направили под Москву, в район Юхнова, где они занимались разведкой и диверсиями. 9 марта вернулись благополучно в Горький, боевой наградой В.П. стала медаль «За отвагу».

Сегодня удивляет атмосфера секретности, окутывавшая деятельность наших «истребителей». Нельзя было писать домой, хотя рейды в тыл противника были очень краткими, родные даже не знали, куда и зачем они отправились. И сегодня Виктор Павлович не имеет ни воинского звания, ни даже воен­ного билета, как будто не государственными службами был направлен на войну. Но, наверное, было что-то привлекательное и романтичное в заданиях такого рода, раз молодые ребята шли в парти­заны, а не на рядовую службу.

В мае того же 1942 г. он вновь отправился добровольцем – по призыву ЦК ВЛКСМ – в диверсион­ную школу в подмосковное село Покров. Оттуда отряд был заброшен в Псковскую область, в подчи­нение Ленинградского фронта. Виктор был назначен командиром взвода, а весь отряд состоял из 62 горьковчан и десятка ту­ляков, входил в состав 2-й партизанской бригады и воевал в районе городов Дно и Старая Русса. Командовал бригадой Васильев, комиссаром был Орлов. Штаб, руководивший партизанами с «на­шей» территории размещался в Валдае. Провиантом снабжали их колхозники, территория действия отрядов считалась советской, освобождённой от врага, хотя население побаивалось возвращения фашистов. Предателей, сотрудничавших с рейхом, партизаны арестовывали, о дальнейшей их судьбе Виктор Павлович не знает.

В сентябре 1942 г. немецкое командование бросило против партизанских отрядов целую дивизию. Наши бойцы получили приказ защищать «освобождённую» территорию. Выполнить его оказалось непросто, ведь немцы задействовали не только значительный личный состав, но и ар­тиллерию, авиацию, танки. 7 сентября Виктор Павлович бал ранен в дзоте осколком снаряда, рядом был и ко­мандир отряда Константин Иванович Котельников, тоже получивший ранение. После перевязки в партизанском госпитале они приняли решение пробираться на «нашу» территорию. Вокруг были леса да болота, трудно проходимые, зато не контролируемые немцами. Семь ночей 60 человек ме­сили грязь псковских болот, прячась прежде всего от немецкой авиации. Ранен В. Пресняков был в голову, но – дошёл. Уже в советском тылу ему сделали операцию, дали инвалидность II группы. Именно в госпитале была сделана фотография в форме, в шапке, с медалью на груди.

Так наступил конец боевой службе, но, к счастью – не конец жизни. Остались шрамы на лице, «шумит» иногда в голове, не слышит левое ухо. А в Горьком ждали родители и работа на заводе (выпуск авиамоторов для наших истребителей). В декабре 1946 г. В.П. женился, появились и дети, и внуки, и правнуки – семья большая и, видимо, счастливая. Не жалуется В.П. на материальные невзгоды – всё необходимое есть. Нелегко застать его дома, подолгу живёт в деревне. Только сейчас он пони­мает, сколь многим рисковал на войне, ходил рядом со смертью. Наградами не избалован, но не ради них воевали, не обижается. Встречается изредка с товарищами. Ездил к местам боёв. Школь­ники в г. Дно отыскали в лесах останки погибших в 1942 г. лётчиков и устроили могилу с достойным памятником – В.П. поразило, что помнит он падение того сбитого немцами самолёта на партизан­скую территорию, жив остался один из лётчиков, похоронивший тогда своих товарищей в лесу. Хранить память о судьбах и подвигах наших дедов и прадедов – что же ещё мы можем для них теперь сде­лать?


Партизан
Партизан
Командарм 1-ого ранга
Командарм 1-ого ранга

Сообщения : 5119
Дата регистрации : 2016-01-15
Возраст : 51
Откуда : Горький

Вернуться к началу Перейти вниз

Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  Empty Re: Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.

Сообщение автор Партизан Сб 30 Сен 2017 - 8:42

Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  Fae2fc95

Б.С. Плюгин - ветеран первого отряда, затем воевал в других подразделениях. До последнего времени проживал в г. Красноярске, поддерживая связь с Е.А.Кулёвым.

Автобиографические сведения:
Плюгин 1940гИз письма Бориса Сергеевича Плюгина автору
04.12.2010. (датируется по почтовому штемпелю)

Орфография и пунктуация подлинника

«…О моей семье и моём детстве.

Мой отец – Плюгин Сергей Ильич работал дежурным по ст. Клешня [на] железной дороге Брянской обл.

Моя мать Плюгина Екатерина Петровна, домохозяйка. В нашей семье было семь детей плюс бабушка по матери и младший брат отца.

Я родился 20 июля 1914г., в этот день Россия объявила войну с Германией. С семи лет начал учёбу в церковно-приходской школе до 3 класса после чего нас перевели в школьное здание где окончил 5 кл. В 1928г. отца перевели на жел/дор. станцию Нарышкино Ярославской обл. где он работал до 1937г.

Я учился в 7 классе, в это время согласно решения правительства СССР о ликвидации неграмотности наш 7 класс в августе 1930г. направили по деревням Урицкого р-на Орловской обл. обучать неграмотных.

Меня и второго ученика направили в деревню Долголаптьевка Урицкого р-на Орловской обл. Мы проводили обучение с августа по март м-ц. По возвращение домой наш класс продолжил учебу. По окончании 7 класса, в 1930 году отец отправил меня в Орловский учебный комбинат, где я учился и проходил практику по ремонту паровозов. В 1932 году окончил школу по квалификации помощник машиниста по 5 разряду. В связи отсутствия места на ж/дороге, я пошёл работать на завод им. Артёма слесарем, потом инспектор пр. Роно по физкультуре, потом путёвка в военное училище на Шклянной горе Смоленской обл.

После окончания полковой школы был направлен в Нижний Новгород в бронетанковое училище. После окончания истребительный б-н. Финская война госпиталь, Курот Саки вернулся домой на Горьковский автозавод. Через год ВОВ, остальное у вас все есть"

Из письма Е.А.Кулёву:
"...Эпизоды разведки партизанского отряда.
Получив задание на разведку в тыл врага, небольшой отряд 5 чел. прорвался через оборону немцев, и ночью мы вошли в деревню окружённую лесным масивом. Проходя урочище мы обнаружили подход в деревню коллону немецких солдат.Буквально в несколько десятков шагов. Немцы заметили нас и мы быстро отошли в урочище.Командир Выборнов приказал разведать место отхода нашей группы для выхода к нашим войскам.Когда я вышел из опушки леса, рядом со мной прошли два немца сменять часовых находящихся в 100 метрах от опушки леса.
Я дождался смены часовых и доложил Выборнову.
Мы решили срочно возвращаться к передовой.
Я замыкал отход нашей группы Выборного, Преснякова, Плотникова и Хоревко. Когда мы быстро выходили из деревни к лесу, нас окликнул часовой, я крикнул ему по немецки что всё в порядке пока он чухался мы уже были в лесу.
Выборнов сказал: я потерял ориентир направления к нашим войскам.Я взялся найти дорогу отхода. Когда мы пробирались в тыл немцев, я потерял кожанную варежку. На правую руку.девушки дали мне перчатку вязанную чтобы можно было стрелять. И когда на лыжне я нашёл свою варежку, то Выборнов поверил что мы на верном пути.
Подходя к окопам мы выждали когда сменятся часовые и уйдут в блиндажы. Мы перешли стороной от окоп и двинулись к нейтральной полосе войск.Я прикрывал отход нашей группы. Всё время надо было бежать на лыжах и ложиться на снег, т.к. ракеты освещали всю линию обороны. Из опушки леса начал стрелять в мою сторону из автомата немец. Я уже не мог подняться, т.к. он мог поразить меня. Я лёг и направил автомат в сторону немца. Как он только начал стрелять, я в ответ дал длинную очередь по немцу и он замолк.
Короткими перебежками я догнал нашу группу партизан и мы благополучно пришли к штабу 43 армии. Мы доложили в штабе о нахождении окоп немцев и расположении огневых точек,а также подхода резервов немецких сил. В это рейсе в тыл врага, много было всяких эпизодов, но всё сразу не опишешь. Когда мы пробивались на нашу базу, я не выдержал и уничтожил телефонную связь немцев (перерезал телефонный кабель на 100 метров).
...Будет здоровье и хорошее настроение опишу свою послевоенную деятельность. Работа в 1945 году в Советской военной администрации в г. Дрезден. Работу на автозаводе, работа в торгпредстве в Германии и т.д."

Последнее письмо от Бориса Сергеевича мы получили из Красноярска с поздравлением к Новому, 2011-му году.
Партизан
Партизан
Командарм 1-ого ранга
Командарм 1-ого ранга

Сообщения : 5119
Дата регистрации : 2016-01-15
Возраст : 51
Откуда : Горький

Вернуться к началу Перейти вниз

Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  Empty Re: Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.

Сообщение автор Партизан Сб 30 Сен 2017 - 8:43

Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  80f2fc95

Беседа с Татьяной Константиновной Котельниковой,

09.01.2009, ул. Ванеева, 47-25

(курсивом выделены мои вопросы)

Родился в Горбатове, Павловского уезда, 1916, 25 мая – по паспорту. Реально мог быть и другой день: деревня, бабушки, всё бывает.

Уехал от матери в Нижний в 14 лет, т.е. во время индустриализации. Отец погиб примерно в 1920г., он об этом не любил рассказывать. Бабушка была из крестьян, отец был приказчик. Кем работал К.А.? бог знает, по заводам. 7 классов он закончил в Горбатове, два года в техникуме в Нижнем где-то при автозаводе. Токарь по металлу – после училища. На автозаводе, судя по трудовой книжке, с 1935г., в штамповочном цеху.

Мама (Т.К.) тоже из деревни, из Гагинского района, Раиса Дмитриевна, 1923г., ещё жива, приехала в Нижний лет в 20. Познакомились они так: она работала кассиром в 1-м гастрономе, на Свердловке, напротив «Динамо». С мамой работала жена его приятеля по работе в горисполкоме, познакомила, в декабре 1946г. поженились. Долго не тянули. – Ну да, жених видный был! - Они жили на ул. Маяковского, напротив бани (в усадьбе Голицыных) дали квартиру, с 1946 по 1959г. А в 1959г. они перехали сюда на Ванеева. Вчетвером. Старший брат Александр Константинович родился в 1947г., назван в честь деда.

Чем он увлекался? Спортом – уже нет. Книги любил, были целые залежи. Разгадывал кроссводы, шныряя по энциклопедиям. Любил исторические книги, потом уже детективы. А рыбалка? - Когда ездил на родину в Горбатов, то рыбачил. Были и лыжи, и коньки, но я не видела, чтобы он на них катался. Когда жили на Маяковке, был охотничий билет, ружьё, собаки: ирландский сеттер, рыжий - Дар (подаренный) очень красивый, потом немецкая овчарка, этот пёс был недолго, имя забыли, его отдали, он грыз всё. Здесь ещё был боксёр Рэм. К.А. любил собак. А теперь в доме коты, пёс с ними уживался. Рэм жил лет четырнадцать.

А музыка? - Любил танцевать: танго, вальсы, он ходил в Дом учёных на вечера, мы с ним. Он хорошо танцевал. Голоса особого не было, но с партизанами – пел. А вы были на партизанских встречах? - Мы на встречи не ходили, виделись издалека.

Был ли он замкнутым? - Нет, друзей очень много было, и не только по работе, друзей очень много. С сотрудниками отдыхали вместе, ездили на пароходах. Просто так болтать он не любил. Любознательный, любил по городу гулять, любил спускаться вниз гулять по набережной, смотреть на пароходы.

А как он к работе относился? Любил работать? Трудоголиком законченным он не был, занимался с семьёй, ходили вместе гулять в парк, на горки. А работа действительно особая, ненормированная. Если надо –то хоть всю ночь сиди.

А фотографией, наверное, не увлекался? - Фотоаппарат был, кажется, «Зенит» старый и новый потом «Зенит», много фотографировали вместе, печатали в ванной.

Т.К. училась в 42-й школе, рядом с планетарием, в нынешней семинарии, до 1959, а потом - в 29-й. С отличием? – нет, но твёрдая хорошистка. Проблем с учёбой не было. Закончила мединститут в 1973-м, стала врачом-педиатром. Муж вместе с ней учился в институте, потом закончил академию, стал военным врачом, и они разъезжали.

Александр закончил школу, не сразу поступил, 2 года служил в армии, потом - Строительный, по распределению попал под Москву в Жуковский, там и живёт. - Папа не «отмазывал» от армии? - У нас папа был такой, что он ни от чего не «отмазывал». Мы росли с наставлением: учиться – обязательно, высшее образование – обязательно. - Он не давил? - Он был достаточно покладистый, верёвки мы из него не вили, но и не конфликтовали. Я и не помню, чтобы ремнём ударил. Он воспитывал по-другому: словом. Любил достучаться до души. Выдержанный? – да, никогда не сорвётся, скандалов не был. - Спокойный, методичный? - да, да. Любил разложить всё по полочкам. Практичный? – Не совсем так.

После того, как дети разъехались (Т.К. в 1973г., Александр раньше) К.А. жил с женой, и с тётей Ниной (своей племянницей). Умер в 1998г., 20 апреля.

А ранение сказывалось в жизни? - Ранение было серьёзным, и шрам заметный, на правой руке на запястье, речь даже шла об ампутации, лечился ведь долго, получил инвалидность 2-й группы, молотка держать не мог.

А как он отзывался о своей работе? - …он делал, что требуется, тогда ведь жёстко было. Как говорили, куда партия направит! Вы же видели трудовую книжку: вся исписана. Но с 1959г. (уточнить дату!) он работал в торговле, и все удивлялись: ты 27 лет проработал на этом месте?! И не перевели?! – И не посадили! :) – Да, и не посадили! J Он хорошо справлялся.

А его внешние данные? рост? – метр восемьдесят или метр восемьдесят один, довольно высокий. А сложение? – да, не худощавый, плотного сложения. А цвет волос? чёрный? –А я его помню только седым. Он рано поседел. Нет, не чёрные волосы. Скорее светлый шатен, ну вот как у Ани, только немного темнее. (Аня – светло русая)

(Ещё один вопрос я задал час спустя по телефону)

А каковы были убеждения К.А.? Наверное, он был убеждённым коммунистом? – Да, конечно. – А это легко проверить. Как он относился к перестройке, к Горбачёву и Ельцину? Поругивал, наверное, демократов? – Ну, меня с ним не было в это время. Но он был даже немного ретроградом (?). То есть он способен был воспринимать что-то новое, если ему было это нужно, но взгляды у него оставались прежние.

Любопытно, какие записи сделала в той же беседе Аня Дударь!

Котельников Константин Александрович (25 мая 1916 - 20 апреля 1998)

Родился в г.Горбатове, Павловского района, с 1949 по 1953 учился в пед институте, экстерном по специализации история. С 1948 по 1950 учился в Горьковской двухгодичной партийной школе, которую окончил с отличием.


После войны в 1946 году женился на Голубевой Раисе Дмитриевне. Познакомились они через общих знакомых. Сначала жили на улице Маяковского до 1959 года позже переехали на улицу Ванеева, где сейчас живёт дочь его. Позже у них родилось двое детей Татьяна (19 мая 1950г.) и Александр (1947г.)


По характеру Константин был человеком добрым и покладистым. Всегда стремился стать самостоятельным человеком. В 14 лет уехал от матери из Горбатова в Нижний, работал там на заводе и учился в техникуме, отец был военным и к тому времени уже умер.


Что касается интересов, то он очень любил книги, особенно энциклопедии и исторические книги. С удовольствием разгадывал кроссворды, был активным по жизни любил рыбалку, охоту, держал собак . У него был ирландский сеттер, по кличке Дар, немецкая овчарка и боксер по кличке Рэм. Имел охотничий билет и зарегистрированное ружье. Умел танцевать танго, вальсы…


У него было много друзей,ежегодно встечался 9 Мая с друзьями партизанами на площади Минина или у Громова. Был общительным человеком, ему очень нравилось приходить на Нижне-Волжскую набережную и смотреть на пароходы и хоть работа отнимала много времени, он с удовольствием занимался с детьми, ходил с ними в парки, любил фотографировать


Детей никогда не бил, был уверен, что всё можно решить словами. Но в одном был непреклонен - дети должны учиться! Поэтому сын закончил строительный институт по инженерно-строительной специальности, а дочь закончила Мед.институт. Сын его сейчас живёт и работает в Жуковском (Моск.обл.) Дочь в Нижнем Новгороде.

Имел награды :

1.Орден Красной Звезды – награжден по приказу Жукова Г.К. от 10 марта 1942года
2.Орден Октябрьской революции – приказом от 10 июня 1971 года
3.Орден Отечественной войны 1 степени - указом от 11 марта 1985 года
4. Медаль "Партизан Великой Отечественной войны"
5. Медаль "За оборону Москвы"
6. Медаль "За доблестный труд в Великой Отечественной войне" – указ от 6 июня 1945 года (вручена 19 декабря 1945года)
Партизан
Партизан
Командарм 1-ого ранга
Командарм 1-ого ранга

Сообщения : 5119
Дата регистрации : 2016-01-15
Возраст : 51
Откуда : Горький

Вернуться к началу Перейти вниз

Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  Empty Re: Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.

Сообщение автор Партизан Сб 30 Сен 2017 - 9:13

Второй партизанский. Формирование отряда
текст экскурсии

Напомним, что начало Великой Отечественной войны было для нашей страны трагичным. Немецкие армии оккупировали значительную часть территории СССР, но не смогли в кратчайшие сроки довести войну до победного конца, встретив сокрушительный отпор под Москвой. Война приняла затяжной характер. Это означало, что боевые действия развернутся и на оккупированной врагом земле.

Как вы уже знаете, в декабре 1941г. в нашем городе был сформирован первый отряд специального назначения, который успешно действовал на Западном фронте. Зимой 1942г. Красная Армия перешла в решительное контрнаступление и не только отбросила врага от Москвы, но попыталась разгромить основные силы групп армий «Центр» и «Север». Наш первый отряд успешно действовал в феврале на Вяземском направлении, но сражения развернулись в ту пору гораздо шире. О некоторых из них мы расскажем чуть позже, пока же отметим в целом, что вермахт устоял, немцы сумели стабилизировать фронт, ряд наших операций по окружению и уничтожению вражеских войск окончился неудачей. Хотя главный итог зимней кампании заключался в том, что враг был отброшен от Москвы и понёс первое крупное поражение в войне, что придало уверенности в окончательное победе и нашему народу, и противникам фашизма во всём мире.

Кутырев со звездой
Бойцы первого отряда возвратились домой в марте 1942г., награждённые орденами и медалями. По-видимому, опыт был признан удачным: о них написала наша областная газета «Горьковская коммуна», бойцы рассказали о своих зимних рейдах на собраниях истребительных батальонов. Выступления эти не прошли понапрасну, они привели в ряды нового отряда новых добровольцев. Е.А.Кулёв вспоминает, с каким уважением слушал он тогда К.А.Котельникова и П.Д.Кутырева, таких же рабочих парней, как и он сам, а уже – кавалеров ордена Красной звезды. В мае, узнав о наборе во второй отряд, Евгений Андреевич, не задумываясь, написал соответствующее заявление в заводской комитет комсомола (работал он на авиационном заводе, который сейчас называется «Сокол», а тогда носил имя наркома тяжёлой промышленности СССР С.Орджоникидзе).

Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  0e23fc95 На фото: П.Д.Кутырев

В добровольцах недостатка не было, хотя было потом несколько случаев, когда кто-то «передумал» - их товарищи просто презирали. Наоборот, был конкурс, брали в отряд не всех. Николай Громов вспоминал потом, что его до последней минуты не хотело отпускать руководство завода (он был секретарём комсомольской организации на ликёро-водочном заводе, который с началом войны освоил выпуск мин и снарядов). Попавшие в отряд гордились своим предназначением. Они сами сделали свой выбор, их с детства учили, что человек – кузнец своего счастья, хозяин своей судьбы. Так оно и вышло, а ведь могли бы остаться в тылу: им полагалась бронь от призыва, поскольку они были нужны на своих заводах.

Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  D133fc95

Котельников со звездой И вот 3 июня 1942г. второй горьковский отряд простился с родным городом. Мы видим командировочное предписание командира отряда – им был назначен Константин Котельников, как самый старший и самый опытный. О цели «командировки» не сказано ничего, до возвращения сохраняется за ним текущая зарплата – а понадобится ли она ему на самом деле? У других бойцов не было и такой бумажки, они ехали без всяких документов, в гражданской одежде. Делалось это в целях секретности: вдруг попадёт человек в плен? Нет документов – нет улик, ведь партизана в подобном случае ждала немедленная смерть, их немцы не считали даже военнопленными. Впрочем, на фашистские милости никто и не рассчитывал.
Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  4333fc95
на фото слева: К.А.Котельников

Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  8533fc95
Третьего же июня 42-го город отправил на борьбу в немецкий тыл 36 парней и 6 девчат. Лишь девять из них имело опыт боевых действий в составе первого отряда, остальные были необстрелянной молодёжью. Их ждала партизанско-диверсионная школа в г.Покрове Владимирской области, путь туда лежал по железной дороге на Москву. 25 дней провели они в стенах школы, осваивая различные виды стрелкового оружия, взрывных устройств, тактику боя. Учителя были что надо - офицеры НКВД (Народного Комиссариата Внутренних Дел, который включал в себя и бывшее ГПУ – Главное Политическое Управление, известное своими террористическими акциями даже далеко за границей). Наращивали физическую подготовку: очень запомнились ежедневные лесные кроссы под руководством знаменитого футболиста Никиты Симоняна. Учились днём и ночью, но, наверное, всё равно недостаточно.

В конце июня, как явствует из следующего документа, были уже в Москве. Встречались с представителями Центрального Комитета комсомола – ведь именно по призыву этой молодёжной организации вступали горьковчане в отряд. Получили оружие, самое разнообразное: и автоматы ППШ, и противотанковое ружьё, и миномёт, и гранаты, и взрывчатку. Правда, из дневника А.Нюхаловой мы видим, что забыли почему-то дать плащ-палатки, и каждый дождь для наших ребят в летних походах становился маленьким бедствием.


Были и курьёзы. Е.А.Кулёв, главный балагур и рассказчик наших партизан, вспоминает, как пошёл в Москве в "самоход": очень хотелось посмотреть кино. И попался на патруль, в карманах оружие, а документов никаких! Здорово ему досталось в отряде, но всё закончилось, к счастью, моральным внушением.

29-го июня, как видно из следующего командировочного предписания Котельникова, отряд отправился из Москвы на Валдай, в распоряжение Ленинградского штаба партизанского движения.

Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  A833fc95

...Обычно мы недооцениваем роль Ленинградского направления в боях 42-го года. Зимой нашим войскам удалось освободить Тихвин и окружить крупную немецкую группировку в районе Демянска. Однако вермахт сумел стабилизировать фронт, а весною закрыл прорыв нашей 2-й ударной армии у Мясного Бора – большая её часть погибла или попала в плен. Но советское командование строило новые планы деблокирования Ленинграда, а Гитлер – окончательного уничтожения города.

Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  3d33fc95
Путь второго отряда в тыл врага

Нюхалова
При таких обстоятельствах прибыл наш отряд в г. Валдай, в партизанский штаб Северо-Западного фронта. 4 июля - мы видим соответствующее предписание - горьковчане были направлены в немецкий тыл, в состав 2-й Ленинградской партизанской бригады. До г. Осташкова они ехали поездом, дальше – своим ходом. Основательная экипировка бойцов изрядно весила: на каждого приходилось по два мешка боеприпасов, продуктов и снаряжения. Топать с такой ношей по июльской жаре было несладко. К счастью, по нашей территории ехали на попутных машинах. 13 июля вышли на передовую, в районе реки Ловать, а 15-го двинулись в немецкий тыл.

Собственно говоря, линия фронта существует только на военных картах. Глухие леса и болота составляют в ней значительные прорехи, контролировать такие районы немцы не могли. Непроходимые для оккупантов, они становились «окнами» в немецкий тыл для партизан.
Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  4f33fc95
На фото: А.Нюхалова. Её дневниковые записи позволяют детально воспроизвести путь отряда

Впрочем, не обошлось и без приключений. Посланные в разведку Евгений Кулёв и Александр Орлов наткнулись в ночном лесу на немецкий пост. Ничего страшного, отступили к своим и нашли потом другой путь. Вот только Орлов заблудился, и, уходя от немцев, попал в плен – к нашим же разведчикам из другого подразделения! Они тоже прощупывали немецкие тылы и приняли Орлова за предателя-полицая! Всё прояснилось этой же ночью, и парень вернулся в наш отряд, правда, слегка помятым.

Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  1343fc95 На фото: Е.А.Кулёв

Однако было не до шуток. Следовало уходить от греха подальше, и двое суток отряд шёл фактически без привала.

Как оказалось в дальнейшем, движение вообще стало одним из главных испытаний для партизан: сотни километров были пройдены за два года пешком, впроголодь, с оружием и ранеными на руках, через глухие и топкие болота… Движение было одним из условий победы, беспечных и ленивых поджидала смерть.
…Но и выйдя в расположение 2-й Ленинградской партизанской бригады, горьковчане ещё не обрели рая. Пришлось обустраиваться в лесу, в шалашах. Не давали покоя комары, не было спасения от дождя, питание было очень скудным.
Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  Ec43fc95
Хлеб - партизанам. Фото М.Трахмана, Ленинградский край, 1942г.

Странная это была жизнь – партизанский край. Вот архивные фото: местные жители привезли партизанам хлеб,

Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  3053fc95

укрывают в лесу своих детей (Жители в лесу прячутся от немцев, фото 1943г., Белоруссия, Ельский р-н, с. Гнойное)

А вот мужчина на покосе, с винтовкой за плечами!

Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  9253fc95

Есть и протоколы партийных и колхозных собраний: и такое случалось в немецком тылу.


Нашей пропаганде было важно, что на оккупированной территории есть островки советской власти. Они могли послужить и плацдармом для удара в тыл немцам - навстречу наступающей Красной Армии. А был ещё и знаменитый приказ Сталина – «Ни шагу назад!». И партизанам была поставлена задача – удержать территорию края.

И наши бойцы начали рыть окопы в лесной глуши, тем более что немцы «беспокоили» всё чаще.

Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  0553fc95

Близость партизанского края к фронту позволила горьковчанам без потерь проделать свой путь в тыл врага. Но и немцы могли в минуты затишья бросить фронтовые части в свой тыл. Авиационная разведка, поддержка артиллерии, танков давала им серьёзное преимущество. А случалось, что наши начальники предлагали партизанам самим добыть оружие в бою! Сидели же эти великие стратеги, как мы помним, в советском тылу, в Валдае и в Москве.

Васильев
Превосходство врага в боевой мощи можно парировать быстротой передвижения и внезапностью удара. Но привязанность к определённой территории лишала партизан и этого козыря. А ведь ещё первый теоретик партизанской войны в России, легендарный гусар, поэт и командир Денис Давыдов, учил основам рейдовой тактики! Оправданием позиционной неподвижности партизан может служить лишь одно: больно было видеть сожжённые немцами деревни, ведь каратели планомерно уничтожали их, лишая партизан поддержки. Но защитить местных жителей в открытом бою оказалось всё равно невозможно…

Однако первые действия горьковского отряда были успешны. В августе 42-го года наши бойцы участвовали в нескольких налётах на немецкие гарнизоны. Были и трофеи, и сотни вражеских трупов, и благодарность командования. От наград, тогда наши комсомольцы отказались: на общем собрании отряда постановили, что сделано пока слишком мало.

Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  2753fc95
Командир 2-й Ленинградской партизанской бригады Н.Г.Васильев

Меж тем, тучи сгущались. Немцы перебросили под Ленинград армию под командованием Манштейна, которая, к сожалению, успешно завершила кампанию в Крыму. Теперь они планировали отразить очередное наше наступление на Тосне и уничтожить Ленинград. Четвёртая карательная экспедиция обрушилась на партизан.


7 сентября горьковский отряд принял бой возле глухой деревушки Листвянки. Позиции были подготовлены заранее: вырыты окопы, заминированы возможные подходы. Первая атака немцев захлебнулась. Из противотанкового ружья удалось подбить их танкетку… Но орудийным и миномётным огнём противник подавил наши пулемёты. Виктор Пресняков контуженным выбрался из разбитого партизанского дзота. Серьёзные ранения получил командир отряда Котельников. Воспоминания об этом бое отрывочны. Бойцы вынуждены были отступать, спасаясь поодиночке и малыми группами. Реорганизовать отряд не удалось: не было никакой возможности отойти и собраться с силами. Казалось, что немцы контролируют все дороги и все населённые пункты. Уходить за линию фронта, в советский тыл - таково было решение комбрига 2-й ЛПБ Николая Григорьевича Васильева.

Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  E953fc95
На фото слева: боец 2-го отряда В.П.Пресняков

Ниже: партизаны в походе, фото М.Трахмана, Ленинградский край, 1942г.
Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  Dc53fc95

Обратный путь из Рдейских болот на Валдай оказался куда страшнее июльского. Выжившие бойцы были обессилены и подавлены, многие – серьёзно ранены. Поесть удавалось лишь изредка: добыть ведро картошки или огурцов ночью в какой-нибудь глухой деревне. Только клюквы на болотах было вдоволь...Но к середине сентября – кто раньше, кто позже – вышли в расположение советских войск. Не для того, чтобы отсиживаться в тылу, а чтобы снова встать в строй. Однако дальнейший боевой путь ветеранов второго отряда – это уже совсем иная история.
Партизан
Партизан
Командарм 1-ого ранга
Командарм 1-ого ранга

Сообщения : 5119
Дата регистрации : 2016-01-15
Возраст : 51
Откуда : Горький

Вернуться к началу Перейти вниз

Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  Empty Re: Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.

Сообщение автор Партизан Сб 30 Сен 2017 - 12:22

Третий отряд

Напомним, что начало Великой Отечественной войны было для нашей страны трагичным. Немецкие армии оккупировали значительную часть территории СССР, но не смогли в кратчайшие сроки добиться полной победы. Они встретили сокрушительный отпор, и война приняла затяжной характер. Это означало, что боевые действия развернутся и на оккупированной врагом земле.

За оброну МосквыЛенинградский партизанВозможно, вы уже знаете, что в декабре 1941г. в нашем городе был сформирован первый отряд специального назначения, который успешно действовал на Западном фронте. Зимой 1942г. Красная Армия перешла в решительное контрнаступление и не только отбросила врага от Москвы, но попыталась разгромить основные силы групп армий «Центр» и «Север». Наш первый отряд действовал в феврале 1942г. на Вяземском направлении, и результаты его зимних рейдов были признаны успешными. На его основе летом 1942г. был сформирован второй отряд, направленный теперь уже в Ленинградскую область. Он действовал в составе 2-й ЛПБ под командованием Николая Григорьевича Васильева. В сентябре, после тяжёлых боёв с немецкой карательной экспедицией, горьковчане вынуждены были вернуться в советский тыл подобно большинству партизан Ленинградского края. Однако враг получил лишь временную передышку: партизанские соединения принимали пополнения и снова отправлялись за линию фронта. Новый набор добровольцев был предпринят и в нашем городе.

О злоключениях третьего отряда мы знаем, прежде всего, по свидетельству его ветерана, Людмилы Ивановны Соколовой. В 42-м году ей было девятнадцать, и она всей душой рвалась в бой. Вот перед нами письмо, отправленное наркому обороны Тимошенко Люсей Пикаевой – это её девичья фамилия - весной 41-го, ещё до войны. Выпускница 113-й школы просит принять её в медакадемию, чтобы в качестве врача быть полезной Родине на фронте. Это не шутки, молодёжь 41-го мысленно была готова к бою. Наверное, Гитлеру стоило почитать такие письма, чтобы понять, в какую драку он ввязывается.
Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  A116fc95

Впрочем, пока наших школьниц ждало разочарование: из наркомата пришёл сухой официальный отказ. А тем временем некоторых учителей уже призывали в армию, и экзамены в школе проходили досрочно. Выпускной вечер состоялся 21-го июня. А утром пришло сообщение о начале войны. В военкоматах толпились очереди из добровольцев, девчонок опять ожидал отказ. Военком мог предложить лишь курсы медицинских сестёр, которые очень скоро, к сожалению, стали нужны необычайно. Потери наших войск в начале войны превзошли все ожидания, институты и школы переоборудовались под медицинские госпитали.

Люся освоила специальность медсестры и больше года ухаживала за ранеными. Она хотела уйти на фронт, но госпитальное начальство не отпускало ни в какую. Случайно узнала она о формировании нового спецотряда. Туда её охотно приняли, учитывая и опыт, и боевой характер. А ведь когда она пришла в райком комсомола, кое-кто в очереди – желающих попасть отряд было предостаточно – над ней посмеивался: «Ух ты, фифа какая!». Да, девушка была хороша собой и при параде: на каблуках, с красивой сумочкой. Очень скоро Людмила одела телогрейку и ватные брюки, а выданные сапоги оказались совсем не по ноге: 42-го размера вместо 34-го! И как обманчива иногда бывает внешность!
Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  B616fc95Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  D616fc95

В октябре 42-го около полусотни бойцов выехало в Москву. Оттуда их путь лежал на Валдай, в Лениградский штаб партизанского движения. Здесь действовал и партизанская диверсионная школа, где добровольцы изучили азы боевого искусства. Наконец-то взяв в руки боевое оружие, Люся обнаружила редкую «рассеянность» в стрельбе. Пришлось признаться, что боится надевать очки: вдруг выгонят из отряда? Ну что сказать? девчонка! В очках стрельба пошла на лад.

Но командир отряда – Николай Александрович Бойко – проявил должное терпение. А когда на марше выяснилось, что Людмила все ноги стёрла и идёт еле-еле, командир нашёл для неё подходящую обувку: выменял у местных жителей солдатские кирзачи на какие-то лапотки или сапожки.

ПлохойПо документам Ленинградского штаба партизанского движения «отряд т.Бойко» числится как переформированный, а не набранный заново. Действительно, в его составе был, например, Василий Павлович Плохой. Он начал войну в регулярных частях, затем партизанил и имел за плечами немалый опыт. В его роту и попала поначалу Люся Пикаева. В дальнейшем Василий Плохой возглавил самостоятельный партизанский отряд, выросший в 7-ю ЛПБ. За храбрость в боях он был представлен к званию Герой Советского Союза.
Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  8916fc95
Слева на фото: В.П. Плохой

Пока же отряд Бойко насчитывал, судя по отчёту Ленинградского Штаба партизанского движения, 69 человек. Но из рассказа Людмилы Ивановны явствует, что большую его часть составляли необстрелянные добровольцы-горьковчане. Боевая дислокация для отряда планировалась в районе г.Дно современной Псковской области, главной задачей были диверсии на коммуникациях противника.

В середине ноября отряд вышел наконец к линии фронта, к реке Ловать (мы можем датировать поход по письмам Людмилы Пикаевой, полученным дома, в г.Горьком: 14 ноября она писала с передовой). Более полусотни километров отряд проделал пешком, по разбитым дорогам. Никакого транспорта или прислуги бойцам не полагалось: и оружие, и снаряжение, и продукты они должны были нести сами.

Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  7a16fc95

Путь второго отряда в тыл врага. Третий отряд шёл примерно тем же маршрутом

«Коридор», которым предстояло пройти в тыл врага, в Серболовский лес, по Рдейским болотам, был уже не раз испытан. Этим путём шёл второй горьковский отряд и многие другие партизанские соединения. Вот только погода не благоприятствовала, да и тёплого приёма не предвиделось: редкие деревеньки были сожжены фашистскими карателями. Напомню, что в сентябре немцам удалось ценою больших потерь и невероятной жестокости разгромить партизанский край. Горьковчане и призваны были возродить здесь борьбу с врагом.

клюква
Наверное, командир отряда, капитан Бойко, боевой офицер, не имел достаточного опыта партизанских действий. Бывалые партизаны в составе диверсионной группы отправились на боевое задание, командовал ими В.Плохой. Связь с этой группой вскоре была утеряна. А наш отряд шёл к намеченной цели более месяца, по азимуту, т.е. ориентируясь лишь по компасу. Насколько мы можем судить сейчас, пройденный ими путь по прямой составил бы не более полусотни километров. Запас продуктов за это время давно кончился, в лесу находили лишь «партизанскую ягоду» – клюкву, ужасно кислую. Людмила Ивановна вспоминает, как высох от голода и еле передвигал ноги их товарищ – недавно ещё богатырь атлетического сложения. Маленькие, «хрупкие» девушки проявили в таких условиях куда большую выносливость.

Хуже всего было то, что линию фронта не удалось перейти незаметно: кто-то ночью зацепил ногою пустые жестянки, развешанные немцами на проволоке вдоль дороги. Отряд скрылся в лесу, но следы на снегу выдавали его путь, и враг не унимался. Несколько раз приходилось отстреливаться, были раненые. Порою боялись даже развести костёр на ночёвке. А ведь путь вёл через болото, ноги проваливались сквозь корку льда, и в болотной жиже оставались подошвы сапог. А обогреться и подкрепить силы было нечем.

В этих условиях один парень попросту сошёл с ума, что-то кричал всё время и рвался куда-то уйти. Его убили, чтобы он по своему безумию не выдал весь отряд. Мы не стали бы рассказывать подобные ужасы, но в них - весь трагизм положения.

В начале декабря горьковчане вышли в район Ухошинского леса. Разведка обнаружила расположение партизанского отряда под командованием Виктора Павловича Объедкова. Однако горьковчане решили почиститься и привести себя в порядок перед ответственной встречей, и последний привал оказался для многих роковым. Под утро появились немцы, сняли часовых и разгорелся бой не на шутку. По приказанию командира Люся бросилась к партизанам за помощью: без карабина, бушлата, медицинской сумки, с одной гранатой в руке. Она промчалась по лесу и привела подкрепление, хотя ещё недавно казалось, что сил после тяжёлого перехода нет. Вот вам и «фифа» на каблучках!

В этом бою, 8 декабря 42г., погибло восемь горьковчан. Людмила Ивановна с горечью вспоминает Надю Ларионову, медсестру, маленькую, хрупкую. Она не растерялась в бою: вместе с раненым пулемётчиком открыла огонь по немцам, пытавшимся окружить отряд. Однако вражеская граната, брошенная в дымовое отверстие землянки, прервала жизненный путь девушки.

Даже похоронить убитых по-настоящему горьковчане не могли, надо было двигаться дальше.

ОбъедковБоевой путь третьего отряда на этом заканчивается: горьковчане влились в соединение Объедкова. Наши потери, по-видимому, были слишком велики: помимо убитых в бою на просеке Ухошинского леса, обратно в советский тыл была уже отправлена группа раненых, да и подразделение подрывников во главе с В.Плохим не вернулось в отряд. Получается, что план Ленинградского штаба не был выполнен, коль скоро горьковский отряд не сумел развернуть самостоятельные действия в районе г. Дно. Однако, жалеть о слиянии с отрядом Виктора Павловича Объедкова не приходится: это был храбрый и опытный командир, его подразделение выросло впоследствие в 1-й полк 2-й Ленинградской партизанской бригады, а затем и целую бригаду – 6-ю ЛПБ. Она сражалась с врагом вплоть до изгнания его из Ленинградского края, командир награждён орденом Ленина. В её рядах воевал и ветеран второго горьковского отряда Евгений Андреевич Кулёв.
Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  2e16fc95

Нам остаётся проследить боевые судьбы горьковчан в рядах 6-й ЛПБ, но сделать это не так просто. Командир отряда Бойко погиб после выполнения боевого задания: немецкий самолёт-разведчик обнаружил партизанский лагерь и обстрелял его с воздуха, Бойко спал в землянке и получил смертельное ранение.

Геройски погибла летом 43-го Полина Святкина, поднимая в атаку партизан в прорыв вражеского окружения (Полина попала в состав 9-й ЛПБ под командованием Светлова)

Остальных разбросала война. В нашем городе из третьего горьковского отряда объявилась только Людмила Ивановна Соколова. Не сохранились даже полные списки добровольцев: они сгинули в недрах комсомольского райкома после какого-то переезда и протечки потолка. Людмила Ивановна делала запрос в ФСБ, но в ответ получила прежде всего списки первого и второго горьковских отрядов. Из третьего отряда названы лишь лица, имевшие право на получение льгот. Это:

Александров Алексей Иванович,
Буслаков Иван Васильевич,
Гаев Борис Иванович,
Горев Степан Андреевич,
Громов Александр Семёнович,
Донин Александр Иванович,
Десятников Александр Николаевич,
Евстигнеев Алексей Николаевич,
Зеленов Владимир Николаевич,
Иванова Анна Николаевна (воевала в 7-й ЛПБ под командованием В.Плохого),
Красильников Владимир Константинович,
Кузин Иван Яковлевич,
Мокоркин Александр Фёдорович,
Просол Григорий Яковлевич,
Смуток Сергей Александрович,
Соколов Михаил Иванович,
Соколов Сергей Петрович,
некто Снегуров (имя и отчество отсутствуют).
У нас нет их фотографий, и найти какие-либо другие сведения об этих людях теперь представляется маловероятным.

Людмиле Ивановне удалось лишь свидеться с однополчанами-партизанами в Лениграде. У нас есть автограф комбрига Объедкова, отчаянно храброго и любимого своими бойцами. Автограф оставлен на книге, подаренной Людмиле Ивановне. Есть фотография Людмилы Ивановны с её бывшим командиром, Героем Советского Союза Василием Павловичем Плохим. Эти имена уже заняли своё место в энциклопедиях и справочниках!

Наши горьковчане, конечно, не так известны, и награды их чуть скромнее, но и они внесли свой вклад в изгнание врага и освобождение нашей Родины.

Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  7326fc95Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  A326fc95

Хотелось бы закончить этот рассказ словами Л.И.Соколовой:

«Я твёрдо уверена, что подрастающие поколения будут так же любить свою Родину, как те юноши и девушки, которые прошли кровавыми дорогами войны и сделали всё для Победы».
Партизан
Партизан
Командарм 1-ого ранга
Командарм 1-ого ранга

Сообщения : 5119
Дата регистрации : 2016-01-15
Возраст : 51
Откуда : Горький

Вернуться к началу Перейти вниз

Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  Empty Re: Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.

Сообщение автор Партизан Сб 30 Сен 2017 - 12:29


Людмила Ивановна Соколова относится к тем ветеранам Великой Отечественной войны, с которыми судьба и быстротечное время ещё позволяют нам общаться, из первых рук узнавая о горьковских доброволь-цах-партизанах. Несмотря на очень почтенный возраст они сохраняют и ясность мысли, и необыкновенную бодрость духа, и каждая встреча с ними - в какой-то мере подарок для внимательного собеседника.
Людмила Ивановна Соколова до замужества носила фамилию Пикаева. Отец её, Иван Александрович Пикаев, заслуживает особого рассказа. Он родился в 1900г. в семье очень зажиточных крестьян. Его отец сам «выбился в люди»: построил с братом ветряную мельницу, потом развернулся ещё шире, и быть бы Ивану в советское время настоящим «кулаком». Но, закончив церковно-приходскую школу, он стал писарем в местном сельском или уездном учреждении, а после революции примкнул к большевикам. Он не просто вступил в партию (1919г.), а сделал неплохую карьеру: работал судьёй в Муроме, потом директором различных валяльно-сапожных фабрик и прочих текстильных учреждений в нашей области (именно вместе с главой семьи Пикаевы перебрались по партийной разнарядке в наши края из Владимирской губернии, откуда они были родом). Можно сказать об Иване Александровиче - удачливый «номенклатурщик», а можно - активный человек из на-рода, которому революция открыла просторное поле деятельности. Сопоставим: дед строил мельницы, отец руководил фабриками, Людмила ушла в партизаны, а потом на фронт. Каждая эпоха создавала свои рамки для проявления фамильной «пикаевской» энергии.
Скромнее была мать нашей героини, Анастасия Силантьевна. Её семья, тоже крестьянская, из той же Владимирской губернии, была победнее. Родители всю жизнь батрачили, а Настя с семи лет нянчила чужих детей и в пятнадцать устроилась на текстильную фабрику в Коврове. 0 школе не было и речи, читать-писать учили её уже собственные дочери в советское время. Замуж она вышла в 1919 г. Людмила родилась 9 сентября 1923г. всё в том же Коврове и была второй дочерью. (Заметим в скобках, что третья дочь, Софья Ивановна стала учительницей биологии, много лет преподавала в нашей 1-й школе, и, выйдя уже на пенсию, оставила по себе массу прекрасных воспоминаний.) Семья была до поры до времени весьма обеспеченной и благополучной, мать уже не работала и занималась детьми. Однако, когда нужда заставила, Анастасия Силантьевна вновь «засучила рукава» - и с этой стороны в семье Пикаевых лени и беспомощности не наблюдалось.
А тяжёлые времена и испытания не преминули наступить. В 1936 году «красный директор» Пикаев был арестован. Его, как убеждённого коммуниста, поразила вероятно нелепость обвинения: трое рабочих, посещавших кружок политграмоты под его руководством, донесли на своего наставника, что он пропагандирует троцкизм. Чересчур добросовестный Иван Александрович принёс однажды на занятия изданный в 20-е годы том Троцкого, чтобы предметно обличить «теорию перманентной революции», а у него нашлись непонятливые «доброжелатели». Доноса оказалось достаточно, и около года Иван Александрович провёл в тюрьме, а Люся носила ему передачи и боялась, как бы его не расстреляли. В 1937г. отец был освобождён, но в начале следующего года снова арестован, теперь уже вместе с освободившим его следователем. Следующий год он тоже провёл в тюрьме, но не «на нарах», а прямо на цементном полу: камеры были переполнены, арестованные лежали вповалку бог знает как. 0б остальных прелестях этого заключения нетрудно догадаться, нелишним только будет напомнить, что подследственные ещё не были осуждены, т.е. должны были бы считаться невиновными. Суд был закрытым, но чудо свершилось: Ивана Александровича оправдали (1939г.). Однако великой радости его близкие не испытали: чуть живого отца дочери вели домой под руки... И это не мешало Людмиле оставаться убеждённой комсомолкой и коммунисткой. Быть может, тому содействовала публичная реабилитация Ивана Александровича в областной газете «Горьковская коммуна» и восстановление его материального положения (пока отец был арестован, семья лишилась квартиры и кормильца; приютили их где-то в деревне, мать шитьём содержала трёх дочерей, лишь бы они учились - а до школы Люся ходила за шесть с половиной километров пешком). В 1942г. добровольцем отправился Иван Александрович на фронт, воевал в качестве политрука батальона и погиб в атаке под Смоленском 13 августа 1943г.
Письмо Тимошенко
А дочь подрастала боевая да задорная. Заводила всяческой школьной самодеятельности, пионервожатая в летние каникулы... Только в 1939г. семья обосновалась в самом городе Горьком, Люся заканчивала 113-ю школу (и, кажется, с тех пор живёт на улице Краснофлотской - Ильинской). Учёба шла хорошо, планы на будущее были разными. В начале 1940г. от-правила с подругой письмо самому наркому обороны с просьбой принять в Военно-медицинскую академию, поскольку девчонок из школы туда не брали. Люся уже рвалась в бой - шла финская война - хотя бы врачом или медсестрой. Письмо хранится в нашем музее вместе с последовавшим официальным отказом из Москвы. Оставался другой путь - поступать в медицинский институт после окончания 10 классов. Но этот светлый праздник наступил для выпускников 21 июня 1941 года, и следующее утро нарушило планы не одной только Люси...
Наивно было бы впрочем предполагать, что в голове у семнадцатилетней девушки были только патриотические порывы да мысли об учёбе. Рядом появился уже человек - друг детства, красавец, лётчик, - с которым Люся связывала самые радужные надежды. Звали его Виктором, и сердце Люси было действительно побеждено. Бог знает, насколько это было серьёзно, но они уже собирались пожениться после того, как девушка закончит школу. Война изменила всё. Разбитая личная жизнь покажется, наверное, мелочью в сравнении с последующими испытаниями.


Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  0136fc95


Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  3136fc95

Конечно же, сразу Люся с подругами пошла в военкомат, но работы для девчонок хватало и в тылу. Их направили на ускоренные курсы медицинских сестёр, и девятимесячную программу они одолели в четыре раза быстрее. Но фронт опять отодвинулся - Люсю направили в тыловой госпиталь, точнее - в Строительный институт, в здании которого ещё предстояло этот госпиталь оборудовать. К сожалению, 1941-й год принёс не романтику блестящих побед, а горечь поражений - раненых было невообразимо много, они прибывали и прибывали, Неинтересно писать об этой стороне Люсиной жизни, об эпизодах, казалось бы, не боевых, но ведь выздоровление раненого, способного вернуться в строй или работать в тылу тоже было маленькой победой в большой войне. Каждый может себе представить, как трудна работа медицинской сестры, тем более в военное время, когда многого не хватает, а страдания раненых во сто крат страшнее мирных больных. Скажем кратко: медсестра из Люси получилась хорошая.
0 формировании будущих партизанских отрядов Людмила узнала случайно, от отцовского знакомого, встретившегося на улице. Это была, конечно, её голубая мечта: не повседневная работа, пусть и очень нужная, а героика спецзаданий, настоящие приключения в тылу противника. Но уже появился в душе, наверное, и немалый заряд ненависти к врагу, той самой «ярости благородной», о которой и говорить лишний раз не следует. Людмила немедленно пошла в райком комсомола.
Пикаева - фифаОт великого до смешного - один шаг. Над Люсей немало потешились, когда она явилась на собеседование, потому что одета Л.И. Пикаева была отнюдь не так, как следовало бы выглядеть партизану: на высоком каблуке, с какой-то модной сумочкой и особой причёской. Женщина всегда остаётся женщиной: Людмила Ивановна и сейчас с удовольствием вспоминает те туфли и сумочку и не жалеет о произведённом впечатлении. Просто идя в высокое учреждение, она надела лучшее, что было. Но в отличие от многих других желающих «фифочку» эту в спецотряд взяли - потому что за плечами у неё был уже год настоящей работы медсестрой, в то время как прочие могли похвастать лишь энергией молодости и желанием драться.
Это фото сделано после войны, но, как нам кажется, даёт наилучший образ "фифы"!

Речь идёт о третьем добровольческом отряде горьковчан, направленном в немецкий тыл. Он насчитывал примерно пятьдесят комсомольцев, в том числе четыре девушки. Не сохранились даже поимённые списки добровольцев третьего призыва, назад вернулась одна только Людмила Ивановна. По крайней мере, её многократные поиски товарищей по отряду в родном городе, хотя бы их следов после войны, предпринятые, правда, уже много лет спустя, ни к чему не привели...
Около месяца будущих партизан обучали бегать на лыжах, стрелять из всех видов оружия, взрывать поезда и железнодорожные пути - словом, готовили настоящих диверсантов. Обычно советская пропаганда стыдливо умалчивала об этой стороне партизанского движения. Возможно, каким-то идеологическим работникам специальная подготовка партизан и постоянная поддержка с Большой земли казались не слишком патриотичными и хотелось представить борьбу в тылу врага этаким спонтанным народным экспромтом. Но в XX веке нельзя уже было воевать, тем более против немцев, вилами да дубинами, возможно, подобным демагогам стыдно было признать, что помощь, оказываемая партизанам из-за линии фронта с нашей стороны, часто была недостаточной. Ещё в Горьком выдали Люсе Пикаевой сапоги 40-го размера вместо 34-го, а предстояло ей пройти до места боевой дислокации в такой обувке пешком 250 километров. Конечно, командир отряда потом нашёл для неё где-то подходящие сапожки, но сколько трудностей предстояло им ещё преодолеть кроме непосредственной борьбы с фашистами!
В опубликованных воспоминаниях Людмилы Ивановны можно прочитать о потрясающем по своему трагизму пути в тыл врага. Двести пятьдесят километров по снегу, грязи и болотам в ноябре месяце, часто с ночёвками прямо на снегу и без огня - потому что немцы шли по пятам. А о еде вообще лучше было не вспоминать, продукты скоро закончились. Наполеоновская армия в 1812г. не выдержала и сотой доли подобного. Двое парней в отряде сошли с ума, одного - об этом Людмила Ивановна не напишет - просто пришлось застрелить, потому что он постоянно что-то кричал, и немцы могли его услышать.
Нелишним будет напомнить, что направлялись горьковчане на помощь 2-й ленинградской бригаде, разбитой немецкой карательной экспедицией в сентябре 1942г. Партизанский край прекратил своё существование, многие деревни были уничтожены. Остатки 2-го горьковского отряда К.А. Котельникова из состава названной бригады выбирались в советский тыл, преодолевая те же чудовищные трудности. Нашим же героям оставалось полтора километра пути до конечного пункта маршрута - лагеря в Серболовских лесах, когда их настигли немцы. Помощь 2-й Ленинградской бригады из этого лагеря подоспела вовремя - причём именно Людмила, прорвавшись сквозь вражеский огонь, поторопила отряд В.П. Объедкова, - но гибель многих её товарищей как будто подчеркнула весь трагизм первого отрезка их боевого пути.
Соединение с более крупными и опытными партизанскими силами не добавило бытовых удобств. Всю зиму, да и большую часть следующего года, пришлось провести в лесу, в лучшем случае – в землянках. Питались партизаны тем, чем могли по-делиться с ними разорённые оккупантами местные жители. Мясо убитых немецких лошадей вспоминается как лакомство (зимой оно промёрзло так, что не портилось без всякого холодильника), а клюква была одним из немногих подарков суровых лесов.
Перевязка раненого
Но в этих непростых условиях партизаны не просто выживали, они сохраняли боевой настрой и продолжали борьбу с врагом, о чём напоминают нам сегодня интереснейшие фотографии, сделанные кем-то прямо в лесу. На одной из них потрясает не только задорная улыбка медсестры Люси, но и тощая спина несчастного партизана: в чём там жизнь держится? А они ещё продолжали воевать!
И Людмила не только ухаживала за страдальцами в лагере, она в каждом бою должна была быть в самом пекле, чтобы быстро помочь раненому, вытащить его, если нужно, в укрытие - ватник медсестры всегда был испачкан кровью.
Но Пикаевой этого было мало, ей хотелось непосредственно участвовать в боевых операциях. Сегодня Людмила Ивановна охотно объяснит вам, как надо взрывать поезд, точнее, как она это делала во времена «Рельсовой войны» и «Концерта». Однажды ей доверили тянуть за «удочку»: пятёрка партизан располагалась вдоль полотна и выжидала, когда пройдут полицейские патрули и немцы прогонят какие-нибудь платформы со щебнем, прежде чем пойдёт военный состав. Тогда надо было быстро заложить в замаскированную яму под рельсами 8-килограммовый заряд тола и взрывать его издали, дёргая за длинную веревку или лямку - «удочку». «Я тяну и кричу "Саша, помоги!", она ведь не взрывается». Вытянули вместе - взорвали - и бросились уходить на приготовленных лыжах. Немцы стреляли вслед, и одна пуля царапнула Люсю по бедру, попала в сумку с лекарствами. И потёкший по ноге йод медсестра приняла сначала за кровь, подумала, что ранена. Останавливаться, впрочем, было некогда, потом уже разобралась, что к чему - и такой вот героико-комичный эпизод вспоминает теперь с удовольствием.
Случались и не столь удачные бои, часто приходилось уходить от превосходящих сил карателей. Но, наконец, наступили долгожданные дни освобождения Ленинградского края, и тогда партизаны направили удары навстречу наступающей Красной Армии. В одном из таких заключительных боёв - к слову сказать, очень тяжёлых, подому что действовать приходилось подобно регулярным частям - при захвате железнодорожного узла Плюссы 18 февраля1944г. Людмила Пикаева была серьёзно ранена осколками немецкой мины. Так завершилась её партизанская эпопея, личная боль неотделима от радости общей победы.
После раненияС месяц пролежала Людмила в госпитале, а в это время, в результате какой-то нелепой ошибки, посланец из партизанского отряда был уведомлён о её смерти. И тридцать послевоенных лет ветераны 6-й Ленинградской бригады считали её погибшей, счастливая встреча состоялась лишь в 1978г. А пока Люся встала-таки на ноги, получила свои награды - медали «Партизан Великой Отечественной войны» и «За оборону Ленинграда» - и отправилась из госпиталя домой, в Горький.
Но сильно беспокоило девушку не только пошатнувшееся здоровье, сколько ужасный, как ей казалось, внешний вид: коротко остриженные волосы, бледное лицо, обветрившиеся губы, пропитанный кровью бушлат. На вокзале её встречала не только мама с сестрами, но и любимый Виктор, ему-то Людмила и стеснялась показаться на глаза. Возможно, милый и был слегка разочарован. Возвращаясь из отпуска на фронт, Виктор просил Люсю, чтобы теперь она дожидалась его дома – победа над немцами должна была наконец-то привести их роман к счастливому завершению.


Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  5836fc95


Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  7836fc95

Но дома Люсю ждали и другие вести. Теперь она узнала о гибели отца, полгода родные скрывали от неё это горе. Вывод был однозначным – она снова хотела в бой, на этот раз на фронт. Немало было таких людей, которым Люсиных подвигов и ранения с избытком хватило бы, чтобы остаток войны со спокойной совестью провести в тылу. Вот уж неугомонная натура, вот где таилась погибель нацистского рейха!

Соколова в шинелиНе слишком распространяясь о недавнем ранении, Люся явилась в военкомат и получила новое назначе-ние. В июне 1944г. она прибыла в госпиталь, располагавшийся в г. Орше. Время однако выдалось необычное - на её глазах разворачивалась наша грандиозная наступательная операция «Багратион». И Люся не выдержа-ла и нарушила строгую воинскую дисциплину: с несколькими подругами она удрала из госпиталя на передовую без необходимых для этого документов. Судьба улыбается смелым: её не расстреляли в качестве дезертира или шпионки, её подобрали на шоссе танкисты, и она попала в знаменитую танковую армию Ротмистрова, находившуюся, как вы понимаете, на самом острие нашего наступления. Отважные медсёстры были нуж-ны и в танковых частях! Крепко выругав, полковник Гриценко, командир бригады оставил её в своём подразделении, презрев формальности и сочувствуя вчерашней партизанке, поскольку и сам он был недавно «на-родным мстителем». Повезло Люсе и с бригадным «особистом»: он оказался горьковчанином, да ещё знал старшую Люсину сестру, бывшую замужем тоже за работником СМЕРШа. Да ведь Люся и не в штабе отсижи-валась, бесшабашная девчонка ехала в бой прямо внутри танка Т-34, выскакивая при возможности, чтобы пе-ревязать пострадавших товарищей. Ранения были страшными: случалось, что танки горели вместе с экипажем как спичечные коробки, осколками снаряда командиру разорвало грудную клетку... В тот момент, 28 июля 1944г. сама Люся была уже ранена тем же снарядом, накрывшим импровизированное совещание комсостава бригады, остановленной вражеским огнём. Медсестра не смогла помочь: разрыв следующего снаряда был ещё более страшным, в живых кроме Люси остался только отошедший в сторону ординарец. Людмила выбралась и выжила, но боевой путь её был закончен. С танками Ротмистрова она прошла Борисов, Минск, Вильнюс - боевой выдапся месяц.

Не станем описывать мучений раненой девушки. Истекающую кровью руку она сама перетянула жгутом и упросила врачей не ампутировать почти оторванную кисть. Три операции в Москве, три – в Горьком, причём чудо сотворил наш знаменитый хирург Н.А. Блохин, - и кости срослись, и два пальца ещё работают. И всё-таки в 22 года Людмила - инвалид. Она нашла для себя новую профессию: закончила Горьковский институт иностранных языков и стала преподавателем, 36 лет проработав в том же институте. Но старый роман с Виктором так и пошёл прахом.

Вряд ли кого-то могла привести в восторг такая невеста - с гипсом и протезом вместо руки, которые она долгое время носила. Всерьёз испортила их отношения мать Виктора, с которой в Горьком они были хорошо знакомы и часто встречались, пока героический лётчик оставался на фронте. Бог знает, что она наговаривала в письмах сыну, но Люсе заявила, что такая сноха ей не нужна, найдётся и получше. Виктор был очень недоволен её отъездом на фронт, возможно, боялся, что девушка не останется ему верной в действующей армии, среди десятков и сотен мужчин. А теперь, видимо, не проявил должной чуткости, позволил себе в одном из писем какие-то слишком язвительные и ревнивые замечания, и Люся, которая когда-то писала ему целые письма стихами, теперь отказалась отвечать и гордо «освободила» его от всех обещаний. А несостоявшаяся свекровь и вовсе сказала, что Виктор уже женился – как оказалось потом, наврала, - и Люся «тоже» вышла замуж за другого. И сегодня с болью вспоминает Людмила Ивановна шестидесятилетней давности роман – любовь была, как говорят, настоящей.

Муж был человеком достойным – воевал, работал в СМЕРШе, ради Людмилы остался в Горьком. Дети тоже стали военными, три сына выросло. Но судьба преподносит безжалостные сюрпризы и тем людям, которые, казалось бы, заслужили тихое мирное существование. Младший сын Людмилы Ивановны умер в 1993 году от сердечного приступа тридцати семи лет отроду незадолго до заслуженной отставки. Майор ракетных войск не пережил очередных военных испытаний…Мать поседела в одну ночь, отец скончался через год. А четыре года назад инсульт подкосил другого сына – и Людмила Ивановна, перешагнув 80-летний рубеж своей жизни, ухаживает за парализованным мужчиной без всякой надежды, что он когда-нибудь встанет на ноги. Не пытайтесь застать её дома до наступления вечера, каждый день она ездит к сыну. Конечно, есть у Людмилы Ивановны ещё немалая семья, есть внуки, внучки и правнуки, есть суровая закалка и невероятный запас бодрости. И жизнь продолжается.


Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  0e36fc95

Мемориал близ г. Луга, посвящённый ленинградским партизанам
Партизан
Партизан
Командарм 1-ого ранга
Командарм 1-ого ранга

Сообщения : 5119
Дата регистрации : 2016-01-15
Возраст : 51
Откуда : Горький

Вернуться к началу Перейти вниз

Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.  Empty Re: Партизаны Горьковской области 1941-1945, по материалам Мясковского И.Х.

Сообщение автор Спонсируемый контент


Спонсируемый контент


Вернуться к началу Перейти вниз

Вернуться к началу

- Похожие темы

 
Права доступа к этому форуму:
Вы не можете отвечать на сообщения